Католическая церковь Оренбурга

Католическая Церковь г. Оренбурга

«Приход Пресвятой Богородицы Лоретанской»

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Мф 5, 8
Signorelli_Resurrection

Почему христиане верят в воскресение, а не в реинкарнацию

Каждый раз, произнося Апостольский символ веры, христианин подтверждает свою веру в то, что с ним случится после смерти: «Верую… в воскресение плоти и жизнь вечную».

Вера в воскресение физического тела в конце времён относится к ядру христианской теологии и основывается на воскресении Христа, Который на третий день после Своих страданий и смерти восстал из мёртвых душой и телом.

Но согласно опросу Исследовательского Центра Пью, проведённого в 2018 году, 29% христиан в США разделяют веру Нью-Эйдж в реинкарнацию, т.е. веру в то, что, когда одно тело умирает, душа переселяется в новое тело, не связанное с предыдущим, и продолжает жить в нём. (Интерфакс, ссылаясь на аналогичное исследование годом ранее, сообщает, что данный феномен актуален и для России, где в реинкарнацию верит 31% православных христиан. – прим. ред.)

Среди американских католиков, процент тех, кто утверждает, что верит в реинкарнацию, даже выше – 36%, что лишь немногим ниже, чем среди людей, которые не относят себя ни к одной религиозной конфессии – 38%, но тоже верят в переселение душ.

Однако согласно католическому учению, вера во что бы то ни было кроме воскресения тела несовместима с христианской теологией и антропологией человеческой личности.

Откуда происходит вера в воскресение?

Ещё до Христа в некоторых группах иудеев, таких как фарисеи, вера в то, что тело воскреснет в конце времён, становилась всё более распространённой, хотя и не стала общепринятой.

Саддукеи, например, «подвергали сомнению авторитет пророков и других писаний, что включало и скептицизм по поводу таких духовных реалий как душа и даже ангелы», — говорит Джоел Барстад, Декан по учебной работе и доцент теологии в богословской семинарии святого Иоанна Марии Вианнея в Денвере (Колорадо). «Как свидетельствует Новый Завет, они были очень враждебно настроены к идее воскресения мёртвых. Фарисеи же верили в ангелов, духовную природу души и всеобщее воскресение мёртвых», — говорит он (см. об этом противоречии между саддукеями и фарисеями в Деян 23: 6-10).

По мере того, как крепла их вера в «радикальную верность Бога», замечает он, «вера в телесное воскресение укоренялась, открывая путь принятию воскресения Христа».

«Воскресение Христа подтвердило эту их веру, но также дало ей глубокое и твёрдое основание», — говорит он.

Что значит для христиан вера в воскресение?

Согласно Катехизису Католической Церкви, «Воскресение плоти» (дословная формула Апостольского символа веры) означает, что «окончательным состоянием человека будет не только духовная душа, разлучённая с телом, но и наши смертные тела однажды вновь обретут жизнь» (ККЦ 990) (Цит. по «ККЦ Компендиум», «Духовная библиотека», 2007 – прим.пер.).

Уверенность в воскресении мёртвых была существенным элементом христианской веры с самого начала. «Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, … мы так проповедуем, и вы так уверовали… Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых? Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша… Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших» (1 Кор 15: 3-4, 12-14, 20).

«Христианская уверенность в телесном воскресении идёт от Самого Христа, и Новый Завет обещает, что спасение приходит через следование за Христом во всём, включая Его смерть и воскресение», — подтверждает Майкл Рут, профессор систематического богословия в Католическом Университете Америки. «Спасение – это единение со Христом. Христос приносит Божье Царство и это Царство осуществляется в Его Воскресении», — говорит Рут.

Барстад добавляет, что у многих христиан очень «размытые представления о смерти» и помимо верящих в реинкарнацию есть, например, и те, кто верит, что душа умершего отправляется в рай и остаётся там навсегда, а не соединяется с воскресшим телом в конце времён.

«Смутные представления о том, что нечто, называемое душой, или духом, или тенью остаётся после смерти и пребывает в некотором месте или некотором состоянии, где она может быть более или менее счастлива, вовсе не являются христианскими», — утверждает Барстад. «Человеческая душа без тела – это трагедия. Вдумайтесь, чем тело является для души. Это инструмент, сосуд, связующее звено, интерфейс, через который, посредством которого и благодаря которому душа устанавливает и поддерживает контакт с реальностью», — добавляет он.

Тело конкретно и реально переживает всё то, через что проходит душа в течение жизни. Тело – это та реальность, через которую душа связана с другими душами. Оно делает человека тем, кто он есть – отцом именно этого сына или дочерью именно этой матери, женой этого мужа или другом именно этого человека.

«Душа, полностью лишённая связи с телом – это буквально никто. Кто хочет жить вечно в состоянии «никто»?! Христианин – это тот, кто хочет быть кем-то. Сейчас, после смерти и во веки веков. Но чтобы это стало возможно, мне нужно моё воскресшее тело вместе с телами всех тех и всего того, с кем и с чем я состоял в реальных отношениях», — говорит Барстад.

«Я должен полностью умереть и раствориться в том прахе, из которого я вышел; и затем я должен быть снова воссоздан к жизни иного рода», — говорит он. «Проблема в том, что в средней точке этого процесса я перестану существовать. Кто-то другой должен удерживать меня в бытии, пока я перехожу из смерти в новую жизнь. Только потому что Христос любит меня, я сохраняю бытие, и не только как душа, «никто», но и как «некто», потому что у моей души есть это тело».

Почему христиане должны отвергнуть реинкарнацию

«Есть две причины, по которым христиане должны отвергнуть идею реинкарнации: во-первых, потому что она противоположна тому пути спасения, который предлагает Христос, и, во-вторых, потому что она идёт против человеческой природы», — говорит Рут.

«Эта идея противоречит той картине спасения, которая дана нам в Новом Завете: спасение – это наше участие в воскресении Христа», — поясняет Рут, — «и она рисует совершенно иную картину того, что значит быть человеческим существом: бестелесное Я, не связанное ни с каким определённым временем».

«Христианство очень серьёзно относится к тому, что мы – телесные существа, а любое представление о реинкарнации означает, что Я имеет только случайную связь с любым конкретным телом, потому что оно переходит из одного тела в другое, потом следующее и следующее», – продолжает он.

Вера в воскресение связана с христианским взглядом на природу человеческой личности, утверждает Рут, которая такова, что одна личность будет всегда иметь одно определённое тело, и то, что происходит с этим конкретным телом, имеет большое значение.

«Формальная католическая догматика очень мало конкретизирует то, что касается воскресения, но она однозначно утверждает, что воскреснем мы в том же самом теле, которое у нас есть. Нет официального определения, что обозначает это «то же самое», ведь тело переживает серьёзные изменения даже на протяжении земной жизни, и тем не менее, это официальный католический догмат – мы воскреснем в том же теле, которое у нас есть», — говори он.

«Насколько изменится тело после воскресения, можно увидеть на примере Христа, Который, воскреснув, стал способен проходить сквозь стены, внезапно появляться и исчезать, и, кажется, мог Сам определять, кто будет Его узнавать, а кто – нет, хотя Он и сохранил Своё тело», — отмечает Рут.

Христианский взгляд на человеческую личность предполагает также, что то, что происходит с телом каждого человека, также имеет значение. В документе «Иисус Христос: податель воды живой» Папского Совета по культуре и межрелигиозному диалогу (Ватикан) сказано, что вера в реинкарнацию несовместима с христианством, поскольку она отрицает свободу и ответственность людей, которые действуют через своё тело.

Реинкарнация «несовместима с христианской верой в то, что человеческая личность является отдельным и уникальным существом, которое проживает только одну жизнь, за которую он или она несёт полную ответственность, реинкарнация же ставит под вопрос и ответственность, и свободу», — говорится в документе. Христианин обитает в теле, которое может быть судимо за его грехи, но также может участвовать в искупительном действии Христа через страдание.

«Осуществив искупление через страдание, Христос этим возвысил человеческое страдание до уровня искупления. Так каждый человек в своём страдании может также внести свой вклад в спасительное страдание Христа», — подчёркивается в документе.

Барстад отмечает, что Нью-Эйдж воспринимает реинкарнацию как нечто положительное. И это противоречит отношению к реинкарнации традиционных религий, например, буддизма и индуизма, которые, рассматривают её как нечто такое, чего, в конечном счёте, нужно избежать.

«Мне неизвестна ни одна разработанная доктрина о реинкарнации, будь то западный платонизм или восточный буддизм, в которой реинкарнация рассматривалась бы как нечто хорошее; разве что некоторые индуисты или стоики рассматривают её как некую положительную космическую необходимость, вроде физического закона, регулирующего сохранение энергии», – говорит он. – «Но совершенно определённо, что глубочайшее стремление и платоников, и буддистов – разорвать узы временных, телесных отношений однажды и навсегда; растворить связь с телом настолько, чтобы дальнейшее воплощение стало для души невозможным. Цель души в их понимании состоит в том, чтобы стать полностью и навсегда никем».

Надежда на воскресение

Христианская надежда зиждется на вере, что Христос победил смерть, и потому в вечной жизни христиане смогут быть целиком и полностью приняты, познаны и любимы в полноте своего существа, включая их воскрешённое тело, говорит Барстад.

«Христианин хочет продолжать существовать как тот, кто он есть. Он знает, что любим своим Создателем и Спасителем, который хочет, чтобы он существовал всегда. Следовательно, у него есть мужество любить себя настолько, чтобы хотеть, чтобы его Я, его уникальная сущность, существовало всегда», — продолжает он.

Даже испытывая беды и страдания в этой жизни, христиане могут надеяться, что «любимы Христом, Который через Свою богочеловеческую смерть и воскресение может низвести их в прах и снова восставить, создавая нечто совершенно прекрасное из полного беспорядка», — добавляет он.

У христиан есть надежда и на то, что не только они сами будут воскрешены, но что они снова соединятся со своими любимыми, «живущими в обновлённых небесах и на преображённой земле», — говорит Барстад.

«Вот почему мы евангелизируем, вот почему мы приносим покаяние за содеянное нами зло и прощаем тех, кто причинил зло нам. Вот почему мы молимся за умерших, и вот почему святые, которые уже наслаждаются блаженным созерцанием Бога, всё равно продолжают молиться за нас. Они продолжают вносить свой вклад в этот мир и ждут вместе с нами окончательного явления Христа, которое принесёт воскресение всех во плоти».

Мэри Фарроу

Примечание переводчика: тем, кто хочет более детально познакомиться с христианской критикой концепции реинкарнации, в том числе в историческом аспекте, можно рекомендовать книгу протодиакона Андрея Кураева «Куда идёт душа. Раннее христианство и переселение душ».

Источник (англ.): CNA

Перевод: Наталья Проскурина Редакция Рускатолик.рф

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости