Католическая церковь Оренбурга

Католическая Церковь г. Оренбурга

«Приход Пресвятой Богородицы Лоретанской»

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Мф 5, 8
203555-2x-kopiya

Синодальный путь: вернем страсть в наши отношения?

На днях ВК-страничкой Синодальный путь в Архиепархии было опубликовано интересное размышление Анастасии Паламарчук о том, что сегодня ожидать верному католику от своей Церкви. Этот материал мы предлагаем вниманию и наших читателей.

Еще задолго до начала синодального процесса — кажется, где-то в самом начале пандемийных ограничений, когда появилось больше свободного времени на бесполезные раздумья, я начала задаваться вопросом: а чего сейчас, на середине странствия земного, я жду от Церкви? Точнее так: от конкретных церковных институтов в моей епархии, от своего прихода?

Моей целью было ответить на этот вопрос не правильно, а максимально честно. Когда ты хорошо начитан и поднаторел в церковном сленге, быть честным перед самим собой очень, очень трудно.

После долгих размышлений я пришла к довольно неутешительным выводам.

Почти за 25 лет своего католичества я много раз сталкивалась со следующими утверждениями из уст как духовенства, так и мирян.

— Вы не должны ждать, что в храме вы встретите каких-то других, более святых, людей; не ждите в приходе мира и гармонии.
— Не ждите, что священники будут святыми и высокообразованными: они такие, какие есть, личные качества не мешают совершать Таинства.
— У священников и сестер много работы, им не до ваших хотелок.
— Не смотрите на священника, не смотрите на прихожан, смотрите на Бога.
— Не нужно приносить в храм свои психологические или семейные проблемы, это место для покаяния и молитвы. За сочувствием – к подружке, с травмами – к психотерапевту.
— Храм – вообще не место для общения.
— Церковь — это вам не социальная служба
— Не ждите, что вас здесь будут наставлять и направлять, своя голова есть на плечах.

Если оценивать эти утверждения абстрактно, то они совершенно справедливы. Я прекрасно понимаю, почему они часто звучат из самых разных уст и, признаюсь, звучали и из моих. Действительно, мы приходим в Церковь, приходим на Литургию к Богу, приходим принимать участие в Таинствах, прикоснуться к той Божественной Жизни, по сравнению с Которой все остальное вторично.

Однако давайте с уровня абстракций спустимся на уровень повседневной жизни рядового католика в большом городе. Если не ждать от Церкви (в ее конкретном земном институциональном измерении) образцов для подражания, не искать сочувствия, утешения, материальной или иной поддержки, дружеского общения, совета – остается лишь место получения Таинств, потому что больше их получить негде. Есть большая опасность, что событие личной встречи — «Господи, куда нам идти, Ты имеешь глаголы вечной жизни» — превратится в магазин для получения Божественной таблетки. Пришел – обратился в сердце своем к Богу – ушел. Нет ожиданий – нет разочарований. Такими ли должны быть отношения христианина с Матерью – Церковью? Конечно, нет.

Когда мы в юности мечтаем о любви, то неизбежно рисуем некий идеал: он/она должен быть ростом не меньше 180, с прекрасной спортивной фигурой, счетом в банке, внимательным, добрым, с чувством юмора, разделяющим мои жизненные ценности, любить классическую музыку и собак породы такса. Когда мы его/ее встречаем, и уж тем более после многих лет брака человек готов с любовью закрыть глаза на рост, вес, музыкальные предпочтения своего благоверного, привычку ковырять в носу (хотя для кого-то именно это будет совершенно невыносимым); а вот общие жизненные ценности, чувство юмора, доброта и внимательность останутся столь же – или, возможно, даже более важными. Остаются ли после многих лет брака у супругов ожидания друг ко другу? Об этом нужно спросить супругов, но, наверное, не ошибусь, если скажу, что и в дружбе, и в семье мы всегда надеемся на понимание и поддержку, на умение облегчить друг другу бытовые обязанности, на «крепкий тыл», на приятные слова и подарки, в общем – на все то, в чем выражается любовь. Не вымогая, не шантажируя (отдых на Багамах сейчас! или развод!) – но если в семье умрут такие вот взаимные ожидания, проблемы неизбежны. Любящие также стремятся не только к единению духовному, иначе мы все бы писали романы в письмах; они стремятся к близости физической. К той, от которой родятся дети, и к той, когда смотрят телевизор, держась за руки. Реальное, физическое ощущение присутствия любимого. Желание единения.

Примерно так мне хочется думать о нашей жизни-с-Церковью. Я тысячу раз слышала в проповедях, что Церковь – дом Божий, но только раз или два говорилось о том, что Церковь – и мой дом тоже. Я уверена, что в проповедях нужно как можно чаще говорить и объяснять: Церковь – не только церковная иерархия, сестры, воскресная школа и храм; Церковь – ты, Церковь – я (кто дальше подумал в рифму, я не виновата). А нам самим учиться не противопоставлять клириков и лириков, то есть, простите, мирян. Окей, многих из нас (особенно самостоятельных и взрослых) научили ничего не ждать от духовенства; хуже, что мы уже (еще?) ничего не ожидаем друг от друга. Да с какой бы стати сосед по лавке будет от меня что-то ожидать? А я от него? У меня же своя семья, свой круг, своя группа поддержки и психотерапевт. Жизнь христиан даже внутри одного прихода атомизирована, потому что атомизировано и нестабильно современное общество, и особенно в России.

Если чего-то не нужно церковной иерархии ожидать от нас, так это быстрой интеграции и открытости. Люди заслуживают милосердия, и это милосердие должно проявляться прежде всего в терпении и бережном отношении друг к другу всех задействованных сторон. В знаках внимания. Иногда в вопросе: а что вы, дорогие миряне, думаете по тому или иному поводу – не в масштабе Единой, Вселенской и Апостольской, а в масштабе прихода. А иногда в вопросе: чем вам можно помочь и как.

Я догадываюсь, почему утверждения «не ждите от Церкви …. » звучат столь часто. Я также предполагаю, что когда их озвучивают священники, возможно, не всегда в самой ласковой форме, они делают это из лучших побуждений. Если перевести на русский язык, подлинный смысл такой риторики в следующем: не прячьтесь в стенах храма и прихода от реальной жизни; не бойтесь искать свое место в большом и сложном мире. Чем шире и богаче наш опыт в любой сфере – в профессии ли, в семье ли, в самых разных сферах человеческой деятельности – тем богаче жизнь христианской общины, тем большим можно с нею поделиться. Об этом круговороте – в церковной общине обретаем благодать Таинств, духовный стимул, идем в мир и преображаем его – выносим бесценный жизненный опыт – делимся им с общиной и так далее – тоже можно и нужно говорить.

Чего я сейчас жду от своей церковной общины, от церковных властей? Честно – не знаю. Ничего. Но я очень хочу захотеть. Судя по тому, как сейчас популярны разнообразные тренинги «вернем страсть в ваш брак», запрос весьма широк не только в пределах церковной ограды. Так вот, я хочу вернуть здоровые ожидания в свои отношения с Церковью.

P.S. Дабы не разводить пессимизм, автор охотно свидетельствует: за годы, проведенные в католической Церкви, я лично обрела святые образцы для подражания, поддержку словом и делом, совет и сочувствие как от духовенства, так и среди мирян, как по запросу, так и Божьим провидением. Получилось у меня, получится и у вас .

Анастасия Паламарчук, 

профессор СПбГУ, доктор исторических наук, органистка, прихожанка храма Св. Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге

Читайте подробности на сайте Сибирской католической газеты ©sib-catholic.ru

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости