Католическая церковь Оренбурга

Католическая Церковь г. Оренбурга

«Приход Пресвятой Богородицы Лоретанской»

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Мф 5, 8
Catherine_of_Siena

29 апреля. Святая Екатерина Сиенская. Праздник

Святая Екатерина Сиенская (1347 — 1380 гг.) — выдающаяся деятельница Церкви в позднесредневековой Италии, мистик, визионерка, духовная наставница и писательница, оказывавшая сильнейшее влияние на современников. Одна из четырех женщин, удостоенных высокого звания «Учителя Церкви».

29 апреля. Святая Екатерина Сиенская. Память 1

Ранние годы

Екатерина была 25-м ребенком в семье красильщика Якопо ди Бенинказы. Эта принадлежащая к среднему классу семья была вполне обеспеченной и имела собственный дом в одном из кварталов города Сиены (город-республика в северной Италии близ Флоренции) под названием Фонте Бранда, где также располагалась и мастерская. Кроме собственных детей, семья взяла на воспитание еще и 10-летнего мальчика-сироту, Томмазо делла Фонте, который позднее станет священником-доминиканцем и первым духовником своей названной сестры Екатерины.
Екатерина родилась в самый день Благовещения, 25 марта, который в том, 1347 году, совпадал с Вербным воскресеньем. То была эпоха, крайне тяжелая для христианской Европы: вот уже почти полвека длилось так называемое «авиньонское пленение Пап», т.е. зависимость института Папства от французских королей, когда резиденция Пап и Римской курии была перенесена из освященной традицией Столицы христианского мира в имение Авиньон во Франции, что никак не способствовало укреплению духовного авторитета Папства и духовному здоровью Вселенской Церкви. Общественная и политическая жизнь католического мира также испытывала многие нестроения: Франция и Англия ввязались в изнурительную бесконечную войну, которая позже будет названа «столетней», Италия пребывала в перманентном политическом хаосе, а целые регионы, в том числе и Тоскана, где родилась будущая святая, опустошались следующими одна за одной чумными эпидемиями.

Екатерина с самого раннего детства обнаружила склонность к духовной жизни, к молитве и уединению. Кроме того, ее очень рано стали посещать мистические видения, а во время молитвы у нее неоднократно случались экстазы.
По ее собственному позднейшему рассказу Христос впервые явился ей в возрасте шести лет: Он был облечен в папские одежды и восседал на троне над куполом близлежащей церкви Св. Доминика в окружении апостолов Петра, Павла и Иоанна. Господь, ничего не говоря, улыбнулся девочке, благословил ее и из Его сердца исшел луч света, достигший сердца маленькой Екатерины и ранивший его. Тогда же Екатерина принесла тайный обет целомудрия, т.е. исключительной любви к одному лишь Христу.

29 апреля. Святая Екатерина Сиенская. Память 2


Однако семья по достижении Екатериной 12-летнего возраста стремилась выдать ее замуж, а столкнувшись с сопротивлением девушки, попыталась сломить ее волю, в частности, нагружая ее домашней работой, для чего мать семейства мона Лапа даже рассчитала всю домашнюю прислугу. Между тем, Екатерина обрезала себе волосы в знак своего «пострижения», т.е. особого посвящения Господу. Когда ее лишили собственной комнаты, она не оставила молитвы, научившись создавать себе келью внутри души.
В конце концов, как сообщает «Житие» святой, родители случайно застали Екатерину молящейся и увидели, как на ее голову с небес сходил голубь. Они восприняли это как знак свыше и перестали противиться ее выбору. По словам обладавшего чувством юмора Якопо, иметь среди других зятьев еще и Иисуса Христа – Небесного Жениха, не так уж и плохо.

Получив свободу, Екатерина тут же присоединилась к женской ветви Третьего доминиканского ордена так называемых «кающихся сестер», которых в Сиене называли «мантеллатками» по характерным для них черным накидкам – «мантеллатам». Эта община на тот момент состояла в основном из благочестивых вдов достаточно зрелого возраста, и они весьма настороженно восприняли появление в своих рядах юной девицы. Первые три года после присоединения к мантеллаткам Екатерина жила в маленькой комнатушке в родительском доме в полном одиночестве, молясь, читая Священное Писание и труды Святых Отцов. Она соблюдала обет молчания, разговаривая лишь со своим духовником во время исповеди, и посвящала много времени уходу за пациентами больниц и лепрозория. В этот период ей приходилось терпеть заметную враждебность со стороны сестер по Ордену и клириков прихода Св. Доминика, которых раздражало казавшееся им чрезмерным ее духовное подвижничество и которые не верили в подлинность ее мистических видений и духовных экстазов.

Духовная жизнь

Аскетические практики, которым предавалась Екатерина, имели своей целью полное избавление от плотских зависимостей. Иначе говоря, святая стремилась научиться полностью контролировать свои потребности в сне и пище, управлять своими мыслями и внутренними побуждениями. «Житие» утверждает, что к концу жизни постоянно молящаяся Екатерина питалась одними только Святыми Дарами и спала лишь полчаса в двое суток.
С самого раннего возраста она прибегала к практикам умерщвления плоти. Когда мать отвезла ее к целебным горячим источникам, она выбрала самый горячий из них, в который никто не решался заходить, чтобы представить себе адские муки. Не забывала она и дела благотворительности. По рассказу «Жития», однажды ее остановил нищий и попросил у нее одежду. Екатерина сначала отдала ему свою нижнюю шерстяную рубашку, но, поскольку тому этого было мало, вручила ему полотняное белье отца и братьев, потом – отпоротые от других одежд рукава к своей шерстяной рубашке, а когда семья спрятала от нее все предметы одежды, сняла с себя и отдала нищему последнюю рубашку. Нищий оказался самим Христом, испытывавшим Свою рабу. Прошедшая испытание Екатерина была «вознаграждена небесным одеянием, которое ей принес Христос». С той поры и до конца жизни она обходилась зимой и летом одним-единственным платьем, не считая себя вправе носить верхнюю одежду пока в мире есть нищие.
Путеводными для всей духовной жизни св. Екатерины стали слова, сказанные ей Христом в одном из видений: «Екатерина, Я есть Тот, Кто Есть; ты есть та, кого нет».

Чудеса и видения

Святая Екатерина Сиенская является одной из самых ярких в истории Церкви мистиков и визионерок.
О ее видении в шестилетнем возрасте мы уже рассказали. Но и позднее Христос часто являлся ей, иногда – в сопровождении Пресвятой Богородицы, апостолов Иоанна и Павла, святой Марии Магдалины и святого Доминика.
Однажды, еще живя в родительском доме, Екатерина во время молитвенного экстаза упала лицом в горящий очаг, а когда ее оттуда подняли, на ее лице не было ожогов. Этот очаг сохранился в первозданном виде до сих пор, хотя сам дом св. Екатерины неоднократно перестраивался. Позднее, уже став мантеллаткой, Екатерина, переживая молитвенные экстазы, часто падала в оцепенении во дворе церкви Св. Доминика, а желавшие проверить подлинность этих состояний ее сестры по общине и священники втыкали в нее иголки и пинали ее, но не могли этим помешать ее молитвенному сосредоточению.
Во время «домашнего ареста» Екатерины уже после пострижения ею волос ей во сне явился св. Доминик и протянул лилию (символ непорочности), которая, подобно моисеевой неопалимой купине, горела огнем, но не сгорала. Екатерина расценила это как подтверждение своего доминиканского призвания. Позднее лилия станет одним из ее иконографических атрибутов.

2 марта 1367 г., в день сиенского карнавала, считавшегося делом неблагочестивым, Екатерина Сиенская пережила одно из главных в своей жизни видений: с ней, по примеру ее древней тезки, св. Екатерины Александрийской, обменялся обручальными кольцами Сам Иисус Христос, причем руки Екатерины и Иисуса соединила Матерь Божия. Это кольцо оставалось на пальце Екатерины до конца ее дней, но было видимым только ей одной. Из уважения к этому событию карнавальная процессия в Сиене вплоть до наших дней не ходит по улице Фонте Бранда, на которой жила Екатерина и где произошло это чудесное обручение.

Позднее Иисус подарил Своей избраннице еще и новое сердце. Однажды, когда Екатерина молилась словами псалма: «сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня», Христос, обнимая, привлек ее к Себе, а потом вынул из ее груди сердце и унес с собой. Екатерина в этот момент перестала ощущать в груди биение сердца. Но спустя какое-то время Господь появился опять в ярком сиянии, держа в руках лучезарное сердце, и поместил его в грудь Екатерины. Как утверждает «Житие», после этого на груди святой навсегда остался шрам.
«Житие» приводит историю о мистическом причащении Екатерины: когда у священника не осталось для нее освященной гостии, явившийся Ангел преподал святой Святое Причастие специальной «небесной гостией».
Во время визита в Пизу 1 апреля 1375 г. Екатерина получила стигматы, однако особого рода: ни язв, ни крови у нее не было, но она испытывала острую боль как от реальных ран.

29 апреля. Святая Екатерина Сиенская. Память 3

Святая Екатерина проявила себя и как экзорцист, своей молитвой избавив душу умирающей монахини-мантеллатки Пальмерины от демонов, с которыми та заключила пакт.
Еще одним заметным событием из жизни св. Екатерины стало обращение несправедливо приговоренного к смертной казни Николо ди Тульдо из Перуджи. Обиженный на свою судьбу, он изрыгал богохульства и не позволял приблизиться к себе священнику, но после беседы с Екатериной совершенно обратился и принял Святое Причастие, которое уже давно не принимал. Святая лично сопровождала его на эшафот и приняла в свои руки его отрубленную голову, а Николо пошел казнь с ангельской улыбкой на устах, вполне поверив словам Екатерины о том, что вскоре они встретятся на вечном пиру в Доме Небесного Отца.

Во время одного из видений Господь лично призвал Екатерину выйти из затвора и приступить к общественной деятельности во благо Церкви. Осенью 1370 г. Екатерина, молясь, впала в оцепенение, длившееся около четырех часов, так что окружающие сочли ее мертвой. Но Иисус сказал ей: «Вернись, дитя мое, тебе нужно вернуться, чтобы спасти души многих: отныне и впредь ты будешь жить не в келье, но тебе нужно будет покинуть даже город твой… Я приведу тебя к князьям и властителям Церкви и христианского народа».

Во главе движения духовного пробуждения

Постепенно Екатерина стала известной не только в родном городе, но по всей Тоскане и завоевала огромный авторитет. Первоначальная враждебность к ней мантеллаток была преодолена и вокруг нее сложился кружок почитателей, учеников и последователей, которых называли «катеринати» и еще «прекрасной компанией». При ее жизни их было около ста человек, причем это были люди обоих полов и самого разного общественного положения, достатка и рода занятий: монахи различных орденов и священники, чиновники и дипломаты, ремесленники и аристократы, торговцы и рыцари, знатные дамы и простлюдинки… Они вели беседы на духовные, богословские и мистические темы, читали «Божественную комедию» Данте, изучали творения св. Фомы Аквинского, но прежде всего учились всем сердцем любить Христа и Его мистическое Тело – Церковь. Следует отметить, что все духовники Екатерины, призванные стать ее наставниками, коих на протяжении ее жизни было несколько, сами становились ее учениками. Ученицей Екатерины стала и ее родная мать мона Лапа, которая, овдовев, тоже принесла монашеские обеты.

В начале 70-х годов экзаменовать Екатерину прибыл настоятель францисканцев и главный инквизитор Сиены Габриэле да Вольтерра, считавшийся одним из лучших богословов и проповедников Италии того времени, в сопровождении другого известного богослова, августинца Джованни Тантуччи. Они были предубеждены против Екатерины, считая ее невежественной, обольщающей народ самозванкой. «Экзаменаторы» стали задавать ей сложные вопросы, касающиеся богословия и Священного Писания, а не кончавшая никаких учебных заведений Екатерина отвечала им спокойно и правильно, обнаруживая удивительную глубину познаний. А потом вдруг «обратилась к спрашивающим с нежностью, разящей как меч, напомнив им о том, что наука может ввергнуть в гордыню тех, кто ею обладает, тогда как единственное, что стоит знать, это наука Креста Христова».
Беседа с Екатериной настолько потрясла ученых богословов, что аристократ и сибарит да Вольтерра, живший в огромной келье, в которой было множество дорогих, со вкусом подобранных вещей, отказался от всего имущества и всех постов и стал простым прислужником в монастыре Санта-Кроче во Флоренции. А Джованни Тантуччи стал непосредственным учеником св. Екатерины, и впоследствии – одним из трех духовников, назначенных Папой для окормления «катеринати».

В мае 1374 г. Екатерина предстала во Флоренции перед судом капитула Доминиканского ордена по обвинению в ереси. Но суд признал ее невиновной и решил направить в Сиену члена Ордена, священника Раймонда Капуанского, дабы наставлять «катеринати» на путь истинный. Раймонд, бывший третьим по счету духовником Екатерины, вскоре сам стал ее учеником и присоединился к «катеринати». Позже он напишет биографию св. Екатерины, а потом станет генеральным настоятелем Ордена доминиканцев и после смерти будет причислен к лику блаженных.

Общественное служение

Побуждаемая прямым призывом Господа, Екатерина, по примеру своей старшей современницы св. Бригитты Шведской (умерла в 1373 г.), выступает с общественными инициативами, целью которых было уврачевание язв, разъедающих христианское общество того времени и угрожающих единству и авторитету Церкви. Здесь необходимо отметить, что в средневековой Католической Церкви в общем и целом следовали буквально указаниям апостола Павла (см. 1 Тим 2,12 и 1 Кор 14,34-35), запрещавшим женщинам проповедовать и выступать с публичными инициативами. Однако для некоторых избранниц, подобных св. Екатерине, всё же делалось исключение.

Непосредственным желанием Екатерины было примирить с Папой и Церковью враждебно настроенные свободные города-государства Италии, но для этого было необходимо вернуть Папу из Авиньона в Рим. Однако конечным устремлением св. Екатерины было нечто большее, а именно, восстановление значения Папства как высшего духовного авторитета для всех христиан в соответствии с волей Христа, как служения единства и любви во Вселенской Церкви, что подразумевало наднациональный и независимый от светской власти статус Римского Первосвященника.
И Екатерина принялась рассылать по всему миру длинные послания, которые диктовала, иногда по нескольку за один раз, своим секретарям из числа учеников. Она пишет папскому легату кардиналу д’Эстену в Болонью, властителям итальянских государств Бернабо Висконти, Беатриче делла Скала, их невестке Елизавете Баварской, неаполитанской королеве Джованне и многим другим, и, конечно же, «авиньонскому» Папе Григорию XI.

В конце концов, между Папой и Екатериной налаживается постоянная переписка. Екатерина, объехав предварительно ряд городов Италии, куда ее приглашали в качестве оратора и миротворца, появляется и в Авиньоне и, несмотря на отчаянное сопротивление куриальных кардиналов (почти все они были французами, назначенными с подачи французского короля), вступает в личное общение с Папой. И ей удается почти невозможное: Григорий XI, Папа-француз, седьмой по счету «авиньонский папа», принимает очень непростое для него лично решение вернуться в Рим!
Григорий XI выехал из Авиньона в сентябре 1376 г., а прибыл в Вечный Город 17 января 1377 г.

Уже современники св. Екатерины без всякого преувеличения утверждали, что это она вернула Папе Рим, а Риму – Папу. Художники и скульпторы часто изображали ее ведущей под уздцы коня, на котором восседает направляющийся в Рим понтифик. Но этот образ лишь символически, а не фактически выражает суть дела: на самом деле Екатерина не сопровождала Папу по дороге из Авиньона в Рим, а ожидала его возвращения в Сиене. Однако Папа Григорий нуждался в ней, и она выехала ему навстречу, чтобы присоединиться к его кортежу в Генуе. И, несмотря на то, что она старалась перемещаться тихо и незаметно, народ повсюду узнавал и бурно приветствовал ее.

Однако же этот момент кажущегося триумфа св. Екатерины на самом деле стал началом новых испытаний и для нее лично, и для всей Церкви. Григорий XI скончался в марте 1378 г., а в апреле того же года кардиналы избрали на Святой Престол архиепископа Бари Бартоломео Приньяно (последний в истории Папа, избранный не из числа кардиналов), который принял имя Урбана VI.
Казалось бы, выбор был удачным: новый Папа прежде своего избрания вел скромную аскетическую жизнь, не был замечен в коррупции и непотизме, отличался деловой хваткой, пользовался авторитетом среди римлян… Но его попытки осуществить коренные реформы в Римской курии, борьба с коррупцией в ее лоне в сочетании с его взрывным, жестким характером и отсутствием дипломатии и последовательности в поступках привели к тому, что кардинальская коллегия, практически в полном составе бежав из Рима, объявила свой прежний выбор недействительным (будто бы совершенным под давлением римской черни) и избрала другого понтифика – антипапу Климента VII (им стал кардинал Роберт Женевский, возглавлявший «французскую партию»), который тут же переселился обратно в Авиньон. Так было положено начало длившейся почти сорок лет «великой схизме» с двумя параллельными «папами», куриями и кардинальскими коллегиями, взаимно предававшими друг друга анафеме.

Св. Екатерина сделала в этот момент всё возможное с ее стороны, чтобы оказать поддержку законному Папе, помочь ему и защитить его авторитет. Об этом ее просил сам глубоко ее почитавший Урбан VI. «Великая схизма», по словам биографа, разбила сердце Екатерины. Она желала бы оставаться в Сиене, чтобы вести уединенную монашескую жизнь, молясь и принося духовные жертвы за Папу и Церковь, но, повинуясь письменному приказу Урбана VI, приехала в Рим.
Изучение сохранившихся документов позволяет месяц за месяцем проследить деятельность, которую развила Екатерина в защиту Папы: письма и послания почти всем царствующим особам Европы, советы Первосвященнику по полному обновлению состава Курии, и прежде всего попытка сплотить вокруг Папы тех, кого она называла «сообществом добрых».
В своей булле от 13 декабря 1378 года Урбан VI решился просить о духовной помощи всех верных, и сама Екатерина разослала буллу со своим сопроводительным письмом всем лицам, обладавшим духовным авторитетом, которых она знала, прося их выступить открыто единым фронтом в защиту Урбана VI. Она заняла четкую недвусмысленную позицию, тогда как большинство ее современников, которых почитали святыми и духовными, предпочитали сохранять нейтралитет, отговариваясь тем, что они – люди неполитические и хотят посвятить себя исключительно молитве и созерцанию.

Делая всё возможное для защиты авторитета Папы Урбана, вплоть до того, что, по выражению одного современника, «это она заставила мир признать Папу Урбана», Екатерина со здравым реализмом отдавала себе отчет в том, что порывистый и неистовый характер этого понтифика не способствовал примирению.
Екатерина писала ему: «Простите меня, ибо любовь побуждает меня сказать то, чего, может быть, не нужно говорить. Ибо я считаю, что вы должны знать обычаи ваших детей-римлян, которых легче привлечь и привязать нежностью, чем насилием или суровыми словами…»
И в день Рождества 1379 г. она с тонким намеком подарила Первосвященнику пять апельсинов с вареньем внутри, изготовленных по старинному сиенскому рецепту: воспользовавшись случаем, она объяснила Папе, что фрукт по природе горький может и обязан наполниться сладостью, чтобы его вкус соответствовал его золотистой кожуре.

29 апреля. Святая Екатерина Сиенская. Память 4

И всё-таки схизма продолжала шириться, и Екатерина Сиенская всё больше утверждалась в мысли, что самое лучшее, что она может в этой ситуации сделать – это принести в жертву за раздираемую нестроениями и расколом Церковь саму себя.
«Боже вечный, прими в жертву мою жизнь в сем мистическом Теле – Святой Церкви. Мне нечего дать, кроме того, что Ты дал мне. Возьми же мое сердце и выжми его над лицом Своей Невесты», — молилась она.

Литературное творчество

В течение пары лет, прошедших между долгожданным возвращением Папы в Рим и началом «великой схизмы», когда Екатерина была вынуждена всецело отдавать себя публичной деятельности, она выдала на свет гениальное мистико-богословское и духовно-аскетическое творение, за которое ее позднее провозгласили Учителем Церкви. Святая дала ему простое, но универсальное название: «Книга», а издана она была с более обширным заголовком: «Книга Божественной доктрины – Диалоги о Провидении Божием или Книга Божественного учения».
Биограф Екатерины так описывает это сочинение:
«Святая раба Божья сделала чудесное дело, то есть написала книгу величиной с Миссал, и написала она ее в состоянии экстаза, утратив все чувства, кроме способности говорить. Бог Отец говорил, а она отвечала и сама повторяла слово Бога Отца, сказанное ей, и то, что сама она говорила или спрашивала у Него… Она говорила, а кто-нибудь другой писал: когда мессер Бальдуччо, когда сказанный донно Стефано, когда Нери ди Ландуччо. Когда слышишь про это, это кажется невероятным, но тем, кто всё это записывал и слышал, так не кажется, и я один из них».

29 апреля. Святая Екатерина Сиенская. Память 5

Книга состоит из 167 глав, сгруппированных вокруг четырех просьб, обращенных Екатериной к Небесному Отцу «со страстным желанием».
Первая просьба – «милосердие для Екатерины»: и Бог отвечает, помогая ей познать себя саму и Его, погружая ее в свет, ослепляющий человека, наконец осознающего свое ничтожество перед «Всем» – Богом, однако с бесконечным изумлением открывающего, что Бог извечно влюблен в это ничтожество.
Вторая просьба – «милосердие для мира»; третья – «милосердие для Святой Церкви». Екатерина молит Отца Небесного, чтобы Он «изгнал мрак и гонения» и дал ей силы вынести бремя любой несправедливости.
Четвертая просьба – «Провидение для всех».

На каждое из прошений Бог Отец подробно отвечает своей собеседнице, и в Его ответах раскрывается всё христианское учение в его многоразличных богословских, нравственных и аскетических аспектах.
Бог Отец настаивает, что милосердие было уже всецело даровано нам тогда, когда «желая излечить столь многочисленные недуги, Я дал вам Мост в лице Сына Моего, чтобы, переходя через реку, вы не утонули, каковая река есть бурное море этой сумрачной жизни».
Образ «Моста» перекликается со словами Иисуса, назвавшего Себя «путем»; именно Он позволяет нам «пройти через горечь мира».

Вот как один из комментаторов описывает это ниспосланное Екатерине видение Христа, распростертого между небом и землей:
«Мост – это Сам Иисус, пребывающий неподвижным, распростертый на кресте, со скованными суставами ног, растерзанных гвоздями, с ребрами, прободенными копьем, и дрожащими устами, испускающими последний вздох».
Таким образом, совершается восхождение от мира к Отцу через благоговейное «прохождение» тела Христова с троекратным поцелуем: в ноги, в «сокровенное сердца», в «уста Любви, распятой за нас»; это троекратный поцелуй францисканской мистики: поцелуй в ноги, в уста и в сердце (psculum pedum, oris et cordis).

Так к концу XIV столетия Екатерина завершила начатое Данте полувеком ранее дело, доказав, что народный язык также может быть языком богословия и мистики. Поэтому ее по праву считают, наряду с Великим флорентийцем, создателем итальянского литературного языка.

Завершение земного пути

К весне 1380 г. Екатерина уже едва могла передвигаться: напряженные труды и скорби последних лет, как и изнуряющие аскетические подвиги, сделали свое дело. Тем не менее, она дала обет во все дни Великого Поста ходить в собор Св. Петра. Она воспринимала это как свою жертву за Церковь: «Какую скудость мы видим в Святой Церкви, — писала она своему духовнику, — ибо видим, что во всём она осталась одна».
Каждое утро, подходя к храму, ставшему сердцем христианского мира, Екатерина останавливалась перед мозаикой Джотто на его фронтоне, изображающей символ Церкви – лодку, на которую обрушиваются бурные волны мира сего, и подолгу молилась. У того же изображения она проводила и время после Мессы вплоть до Вечерни: «Когда наступает час третий, я встаю от богослужения и вы могли бы видеть, как мертвая идет в собор Св. Петра; и я вновь вхожу работать в лодку Святой Церкви. Там я остаюсь почти до Вечерни, и оттуда мне не хотелось бы выходить ни днем, ни ночью, пока я не увижу этот народ крепко утвержденным Отцом его. Мое тело пребывает без какой-либо еды, даже без капельки воды, и терзаемо такими телесными муками, которых я никогда не испытывала, так что жизнь моя едва теплится в нем.
Не знаю, что Божественная благость пожелает сделать со мной, но что касается телесного чувства, мне кажется, что сейчас я должна укрепить его новым мученичеством в сладости души моей, то есть в Святой Церкви; потом, быть может, Он воскресит меня вместе с Собой, положив конец моему недостоинству и распятым желаниям… Я молилась и молю Его милосердие, чтобы Он сотворил волю Свою во мне…»

В третье воскресенье Великого Поста, молясь у мозаики Джотто, Екатерина потеряла сознание. Ее перенесли в маленькую келью на улице, носящей название «улица Папы» (что очень символично), где ее ожидала тяжелая восьминедельная агония. В предсмертных видениях ей часто являлась лодка с мозаики Джотто, как будто эта лодка (т.е. Церковь) легла тяжкой ношей на ее плечи. Подвижница из Сиены отошла к Господу 29 апреля 1380 г., в воскресенье перед Вознесением, когда ей едва исполнилось 33 года (возраст Иисуса Христа!).
Присутствовавшие слышали, как она долго повторяла: «Боже, смилуйся надо мной, не отнимай у меня память о Тебе!», а потом: «Господи, приди мне на помощь, Господи, спеши помочь мне!». И, наконец, как будто отвечая обвинителю, она сказала: «Тщеславие? Нет, но лишь истинная слава во Христе».

Посмертное почитание и канонизация

Стихийное народное почитание Екатерины Сиенской началось незамедлительно после ее кончины, но оно также поддерживалось и распространялось ее учениками и монахами-доминиканцами, особенно после того, как этот Орден возглавил ее ученик и сподвижник Раймонд Капуанский. Он же составил подробное ее жизнеописание – Legenda Major в 1395 г. Это тщательно выверенное сочинение должно было способствовать скорейшей официальной канонизации святой, однако из-за продолжавшейся «великой схизмы» и ряда последующих неурядиц этот процесс несколько затянулся, так что только в 1461 г. Папа Пий II, тоже уроженец Сиены, формально причислил ее к лику святых. День памяти св. Екатерины Сиенской был установлен на 29 апреля, день ее «рождения для вечной жизни».
В 1939 г. Папа Пий XII провозгласил св. Екатерину Сиенскую, наряду с Франциском Ассизским, небесной покровительницей Италии.
В 1970 г. Папа Павел VI приобщил ее (вместе со св. Терезой Авильской) к числу Учителей Церкви. Таким образом, она стала первой в истории женщиной, удостоенной такой чести.

Источник: Сибирская католическая газета ©sib-catholic.ru

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

Новости